Гость редакции – депутат Законодательного Собрания Евгений Сарсенбаев. В областном парламенте он представляет интересы Ангарска. Во время выборов избирательный округ № 7 большинство голосов отдал именно за него. Входит в комитет по бюджету, ценообразованию, финансово-экономическому и налоговому законодательству, а также принимает участие в работе комиссии по контрольной деятельности.

Выжил после 18 ножевых ранений

– Евгений Сейтович, наш разговор мне бы хотелось начать с одного события, от исхода которого зависела ваша жизнь, в том числе и выборы в областной парламент. В декабре 2015 года вам было нанесено 18 ножевых ранений. Что эта трагедия изменила в вас?

– Когда был в реанимации на ИВЛ, я не мог говорить, в голове постоянно крутились вопросы: почему, за что? В суматохе будней мы забываем уделять внимание близким и родным людям, совершаем ошибки и даже не замечаем этого. Трагедия заставила задуматься о главных ценностях жизни. Тогда я дал слово, что обязательно изменю себя в лучшую сторону и постараюсь успеть сделать как можно больше добрых дел. Я сам вырос без отца и не хотел, чтобы мои дети меня потеряли.

– Вы смогли простить человека, который чуть не лишил вас жизни?

– Да. Этого человека ввели в заблуждение, и он совершил преступление. Надеюсь, он осознал свой поступок и раскаялся. Конечно, хочу, чтобы восторжествовала справедливость, но заказчик нападения так до сих пор и не установлен.

– Как вам удалось восстановить силы?

– Конечно, все тяжело давалось, но шаг за шагом постепенно смог вернуться в прежнюю форму. У меня было повреждено сухожилие на руке. В областной больнице сделали операцию, пальцы восстановили свои функции, но не до конца. Полгода не разговаривал – не было голоса. Ездил в оперный театр в Красноярск, где мне помогали вернуть к работе голосовые связки. Консультировался у московских врачей. Со временем голос вернулся. А раньше даже не представлял, насколько речь – ценный дар.

– У вас четверо детей. Чему самому главному стараетесь научить их?

– Я не только многодетный папа, но и дедушка. До трагедии все время пропадал на работе, теперь больше времени отдаю семье. Сын трудится у меня в цехе рядовым обвальщиком мяса, дочь руководит гостиницей. Делюсь с ними своим опытом в бизнесе. С самым младшим сыном вместе чистим снег, собираем лего, лепим из пластилина. Так получилось, что я рос без отца, и я всегда с грустью смотрел, как моих друзей папы учили кататься на велосипеде или ходили вместе с ними на рыбалку. И я хочу окружить близких любовью и вниманием, чтобы они знали, что папа и дедушка всегда рядом.

– Став взрослым, вы смогли наладить общение со своим отцом?

– Когда со мной случилась трагедия, он приехал в Ангарск. Ему самому требовалась помощь. Он боролся с онкозаболеванием. Я оплатил его лечение в Южной Корее. Сейчас он чувствует себя намного лучше.

– Правда, что вы являетесь наставником подростка из ангарской воспитательной колонии? Как складывается его судьба?

– Подросток, к кому я пошел в наставники, уже выпустился. Я ему предлагал работу на своем предприятии. Знаю, что он учится. Если не передумает, то мы всегда его ждем. Вообще, у подростков, отбывающих наказание в ангарской колонии, сложная судьба. Их нельзя оставлять без внимания. Иногда бывает достаточно просто поговорить по душам, чтобы парень задумался о жизни и захотел ее изменить в лучшую сторону. Например, нас с сестрой растила одна мама, она работала на двух работах. В какой-то степени меня воспитала улица. Хорошую школу мужества прошел в армии. Когда рядом есть опытный человек, который вовремя протянет руку, то жизнь подростка не будет искалечена.

Законы не терпят спешки

– Дважды вы проигрывали выборы. С третьей попытки вам все-таки удалось набрать голоса. Причем выиграли не по спискам, а в упорной борьбе по одномандатному округу. Как удалось победить?

– Первый мой опыт был в 2007 году на выборах в городскую думу Ангарска. Проиграл, потому что старался действовать в избирательной кампании, руководствуясь опытом в бизнесе. В 2013-м попробовал свои силы на выборах в областной парламент. Допустил те же ошибки и проиграл. Тогда решил, что политическая карьера – это не мое. И перестал думать о выборах. Пока мне о них не напомнили в 2018 году. Ко мне обратились опытные политики, показали результаты социального опроса, судя по которым у меня были высокие рейтинги. Решил попытаться еще раз. Ночью, когда подводили итоги голосования, пришлось изрядно понервничать. Первые цифры были на стороне соперников. В какой-то момент счет пошел в мою пользу. Тактика и подход в этой избирательной кампании были совершенно иные, чем в предыдущих.

– До Законодательного Собрания у вас не было опыта работы депутатом. У кого учились?

– Словом и делом помогают коллеги по депутатскому корпусу. Своим парламентским наставником считаю Александра Семеновича Битарова. С уважением отношусь к Сергею Михайловичу Соколу. Когда он был спикером, мы с ним по некоторым вопросам спорили, но это очень сильная личность, грамотный и профессиональный политик и руководитель. Он не просто ставит задачи, а держит на постоянном контроле ход их исполнения.

– Правда, что после выборов в областной парламент вы поступили в университет?

– Не совсем. В Байкальский госуниверситет поступил еще в 2013 году, тогда в бизнесе начал осваивать строительство. Через год случился финансовый кризис, потом было ножевое ранение. В общем, продолжить учебу смог только после выборов в Заксобрание.

– Сегодня в регионе формируется некое движение предпринимателей, которые выступают за снижение налоговой нагрузки. Беспокойство у них вызывает упрощенная система налогообложения. Размер налогов в соседних регионах меньше, чем в Приангарье. Как считаете, нужно ли пойти на уступки предпринимателям и снизить налоги?

– 28% консолидированного бюджета региона приходится на субъекты малого и среднего предпринимательства. По своему опыту знаю, что с бизнес-сообществом нужно договариваться. 2020 год стал огромным испытанием для многих компаний, пострадали даже те, чья деятельность не попала под ограничения. Покупательская способность упала.

На мой взгляд, законы не терпят спешки. Сегодня нужно все хорошо взвесить, расставить приоритеты, меры господдержки должны быть адресными. Если мы даем послабления сейчас, то в 2022 году должны увидеть отдачу от предпринимателей. Надо изучить опыт соседних регионов – Забайкалья и Республики Бурятия, где нашли возможность снизить УСН до 1% и 6% вместо 6% и 15%. Этот год сложный с точки зрения последствий мер ограничений, введенных из-за пандемии. Предпринимателям надо помочь встать на ноги.

– Меня поразила история с внесением вами поправок в областной закон по компенсации за проезд по железной дороге реабилитированных и лиц, пострадавших от политических репрессий. Вы сами досконально вникали в суть вопроса?

– По закону этому человеку должны компенсировать проезд в вагоне с 4-местными купе. К месту назначения он вынужден был добираться фирменным поездом. Хотя по факту это был поезд дальнего следования без услуг с повышенным комфортом. Местные власти ему отказались возместить расходы. Депутаты поддержали мою инициативу внести более расширенную формулировку по условиям предоставления денежных компенсаций, исключающую спорные толкования. Законопроектом предлагается в таких случаях компенсировать реабилитированным гражданам стоимость проезда, но не выше стоимости проезда в жестких вагонах с 4-местными купе скорого поезда. Или другой пример. Человек получил грамоту от губернатора в 2010 году, а звание ветерана труда Иркутской области ему не дали, так как законом такое право на льготу было закреплено с 2011 года. Были внесены изменения в закон в пользу льготополучателей. Еще один перекос удалось убрать. Ко мне обратились педагоги из православной гимназии, где дети с 1 по 4 классы не получали бесплатного питания, поскольку это негосударственное учреждение. Мы откорректировали эту меру поддержки, теперь у детей в частных школах тоже есть бесплатные горячие обеды, расходы компенсирует областной бюджет.

– В прошлом году вы поддержали много различных благотворительных акций в Ангарске, приобрели машину скорой помощи для одной из ангарских больниц. Почему ее купили именно вы?

– Это не первая машина скорой помощи, которую я дарю ангарским больницам. Этому решению предшествовала грустная история. К одному ангарчанину врачи просто не успели приехать, и он умер. И это не вина врачей, машин не хватает. Теперь у городской больницы № 1 будет свой транспорт. Мы также возьмем на себя техобслуживание автомобиля.

– В этом году Ангарск празднует 70-летие. Какой подарок готовите юбиляру?

– Точно пока не могу сказать, но подарок обязательно будет. Такой, что запомнится всем ангарчанам.

Газета Областная

Яндекс.Метрика