На днях Госдума РФ  приняла  закон  о  паллиативной помощи — поддержке  неизлечимо  больных.   С  высокой  думской трибуны прозвучало:  сегодня в регионах такая помощь не развита,  выездных  служб  на дом не  существует. И  тут  у  всех ангарчан  может  появиться повод для гордости — у нас такая служба  есть уже почти девять лет. Её сердце и душа — Жанна Плотникова, она ездит  по пациентам  с момента  появления службы.  Мы  провели  с нашей героиней один день.

Маленькая   хрупкая   блондинка с романтичными кудрями.  Жанна   встречает   нас  на пороге  будущего хосписа.  Когда-то  в этом  здании  располагалась  детская  инфекционная больница.  Пока  отремонтированы  только  три  кабинета.   В них   и   располагаются   фонд «Близко  к сердцу» и выездная  служба мобильного хосписа.

Всё для пациента

— Идёмте, я вам всё покажу! — Жанна  окунает  нас сразу в самое  громадьё  планов.  Рассказывает,  чем это здание  удобно для пациентов. У каждой палаты отдельный  выход на улицу, через который  близкие  смогут свободно   вывозить   больного на свежий воздух на прогулочной коляске.

Комфорт  жизни   — одна  из важных составляющих паллиативной  помощи.   Паллиатив в буквальном  переводе  с  греческого — плащ,  которым  можно укрыться от проблем.  Даже если   человеку   поставлен    неизлечимый  диагноз, он должен прожить  отпущенное ему время достойно.

— Даже такая мелочь: в каждую палату есть окошко  из коридора, значит,  я могу, не потревожив  пациента, проходя  по  коридору,  посмотреть, что с ним, нужно ли зайти, помочь. Хотя в московском  хосписе  считают, что  это  неправильно,  нужно обязательно зайти внутрь, поговорить,   спросить,   что  беспокоит, — рассуждает Жанна.

Первый   московский хоспис имени  Веры МИЛЛИОНЩИКОВОЙ  она  считает  идеалом, на который  можно  равняться. Дочь  основательницы  заведения, Нютта ФЕДЕРМЕССЕР, — один из инициаторов закона  о паллиативной помощи.  В этом хосписе  тёплая,  домашняя атмосфера,   где  пациенты   окружены заботой и любовью.

—  Знаете,   когда   я   езжу   в Москву,  Питер,  Казань  на обучение,   для  обмена   опытом,  попадаю  в  свою  родную  стихию. Они  думают, как я, мыслят, как я, у них глаза горят, когда рассказывают  о пациентах,  новых методах обезболивания. Здесь, в Ангарске, многим  моя работа  кажется   странной,  не понимают, считают,  что занимаюсь ерундой. — Жанна  очень эмоциональна,  её  руки,   как будто помогая  хозяйке,  всегда в   движении.    Через   полчаса знакомства   мы  незаметно  переходим на «ты» — умение располагать  к  себе  человека  в её деле необходимо  как воздух. И Жанна им хорошо владеет.

В одной из комнат складированы   стопки   памперсов   для взрослых. Сегодня  есть только один  размер  — М.  Несколько месяцев    назад    закончились средства   очередного    президентского  гранта.  И  уже чувствуется  дефицит   расходных материалов.

— Мы  хотим,  чтобы у наших пациентов было всё самое  современное  для ухода: удобные памперсы, пенка  по  уходу за телом, шапочка для сухой мойки головы. Такую шапочку помещают в микроволновку и разогретую  надевают  на  голову лежачего пациента  — получается  сухая  мойка  волос.  За  несколько    лет   мы    настолько «приучили»   больных   к  комфортным  средствам  ухода, что на них появился спрос в аптеках. И это правильно, человек должен в любой ситуации  чувствовать себя достойно,  — продолжает Жанна.

Терпеть боль нельзя. Никакую

Но гигиенический уход вовсе не  главная   миссия   выездной  службы. Первое,  чем помогает Жанна  пациенту,   — подобрать индивидуальную  схему обезболивания.

— Главное,   что  должны   понять  наши   больные:   терпеть боль нельзя. Ни в коем случае. Наши  люди привыкли  терпеть и терпят до такой степени,  что боль уходит внутрь, растекается по телу и пациент  получает синдром   хронической  боли. Но я по выражению лица могу определить, болит  или  не  болит. Даже если на мой вопрос:

«Болит?»  — ответ:  «Не  болит», продолжаю   задавать  наводящие вопросы.  Телевизор  смотрите? Нет. А что шторы закрыты? А у человека депрессия  из- за  постоянной  боли.  Сейчас много схем обезболивания. Зачем терпеть? Война, что ли?

Жанна   намеренно  не  произносит   названия  препаратов обезболивающие   средства    -«больная» тема и для больных, и  для  пациентов. Врач  связан уголовной    ответственностью при назначении. Для больного правильное    обезболивание — это  всё,  с  болью  говорить  об уровне качества жизни смешно.

— Я сегодня  как раз еду проведать одного своего пациента.  Он на инновационном обезболивающем  пластыре,  который  отлично  работает. Одного пластыря хватает на три дня.  Для него это выход. Убрав боль, мы

возвращаем  человека  к повседневной  жизни.  Вот ещё один случай: мужчина лежал уже, не вставал,   отёчный   такой   был. Подобрали   грамотную   схему обезболивания — ходить стал, с внуками  гуляет.  А на  последнем международном конгрессе  по обезболивающим средствам нам  рассказали, что скоро  все инъекционные препараты начнут выпускать  в таблетированной  форме.  Это тоже облегчение  для родственников, которым  сегодня   приходится   самим учиться ставить уколы. — У Жанны воз и маленькая тележка позитивных историй.  Хотя, казалось бы, какой может быть позитив в паллиативных делах.

Что бы я делала без Жанны?!

Мы садимся в машину фонда «Близко  к сердцу» — её купили на    средства    президентского гранта. Авто оборудовано креплениями   для  каталки,   рядом кресло  для  сопровождающего. Комфорт должен быть и при перевозке. Жанна на память набирает  номер  домофона.  Видно, что она была здесь не раз. Нас встречает хозяйка — жена пациента   Наталья.   Мы   привезли  пачку пелёнок. Расходные материалы стоят немало, в доме, где есть  лежачий   больной,   такая подмога всегда в цене. Но самое главное сегодня — это пластыри. Пока мы ехали, я в уме прибросила,  что месячный  курс чудо- средства обходится примерно  в10 тысяч рублей.

— Сегодня   мы  хорошо  себя чувствуем,  обошлись  без подколок.  Вот только температура поднялась, — рассказывает  хозяйка дома.

Жанна проверяет,  как наклеен пластырь, протирает лоб пациента  влажной  салфеткой. Я разглядываю   на  стене  семейные  фотографии,  на  них  супруги молодые и счастливые.

— Я не знаю,  как  бы мы без Жанны  обходились.  В январе позвонила ей прямо  среди ночи  — такая  сложная  ситуация была.  Она  всегда может  успокоить и подсказать правильное  решение.   И  оно  всегда  будет человечным.   Помогла   подобрать  обезболивающее,  фонд помог   с   кроватью,    сегодня принесла   мне  книгу  психотерапевтических сказок.  Я психолог  по  профессии, мне  это поможет,  — даёт мне  короткое  интервью   Наталья.   У  её  ног трётся   дымчатый   вислоухий британец.  И  от него,  и от хозяйки веет каким-то семейным теплом,   которое   должно   помочь  пережить  семье  этот  непростой период.

Работаю  с семьёй

Мы прощаемся, и я не нахожу ничего  лучшего, чем пожелать  стандартное   «Выздоравливайте!». И  за порогом  сразу получаю выговор: «Я даже студентам своим (Жанна  читает в колледже  курс лекций  по оказанию  паллиативной помощи  будущим    медикам)    говорю: будьте корректны в высказываниях с пациентами с неизлечимым диагнозом».  Но тебе прощается,   не  предупредили  же. Как ты заметила, я больше всего работаю даже не с больным,  а с близкими, с его семьёй. Когда приезжаю в первый раз, часа по полтора мы всё обговариваем. В день у меня по 4-5 выездов. А сколько консультирую  по  телефону   — не  сосчитать,  звонят  со  всей  области.  Мой телефон   есть  у  всех  врачей «скорой»,  они  его дают пациентам,  которым  может  пригодиться моя помощь,  — продолжает Жанна.

Я  не  могу  не  задать  самый трудный  вопрос:  понимает  ли она, сколько человеку осталось жить? Спрашивают ли об этом родственники?

— Спрашивают. А я им отвечаю: зачем вам знать, что будет завтра?  Да  и  кто  это  может знать?   Не  думайте  об  этом. Живите  сегодня,  здесь  и  сейчас. Я, кстати, за годы работы в службе сама поменяла отношение  к  жизни.   Многое   пере- осмыслила.   Научилась   получать  радость  от  сегодняшнего дня.  Никаких   фраз  типа  «Всё будет хорошо». Всё хорошо может быть здесь и сейчас. Многие родственники скрывают от больного   диагноз,   а  он,  как правило,  знает.  Трудно  понять и принять, что смерть — это таинство,  такое же, как и рождение.   И  если  человек   решил уйти, его ничем не остановить. И не нужно этого делать. Человек  сам  определяет,   в  какой момент уйти. И если он решил сделать это в одиночестве, так и будет. Вы можете сутками сидеть  у  кровати   больного,   но обязательно заснёте в этот момент, — говорит Жанна.

И  тут  же  рассказывает   непридуманную  историю про одного  своего  «классного  пациента», которому врачи отмерили не больше трёх месяцев,  но любовь и забота супруги, детей и внуков смогли продлить  ему жизнь на целых два года.

— Возможно,  это были два его лучших  года.  Мы  же все  спешим  куда-то,   уверенные,   что времени  впереди вагон. Потом не бывает, поэтому любите друг друга,  целуйте  близких,  обнимайте,  слушайте  Вселенную  — она всегда подскажет  правильное решение.  Вот я некоторое  время назад хотела уйти из медицины  и даже  получила  другое   образование.   Но   жизнь упорно  меня водила где-то рядом.  Сначала   была  работа  в страховой   медицинской  компании,  потом  в отделе договоров нашей поликлиники. С появлением   выездной   службы  я наконец пришла  к своему  настоящему делу. — Машина  фонда «Близко  к сердцу» останавливается возле редакции.  А я о стольком  ещё не успела  спросить. Мы не прощаемся с Жанной, она обещала взять меня на лекцию  в АГТА. А пока разрешите  от  имени  всей  редакции  поздравить эту хрупкую симпатичную ангарчанку, которая делает такое важное для нас дело, с 8 Марта, с началом весны!

Елена ДМИТРИЕВА Ангарские Ведомости

Ежемесячно на  поддержание мобильной  выездной  службы фонда «Близко к сердцу» необходимо 250 тысяч рублей. На эти деньги приобретают расходные материалы для ухода,  заправляют машину топливом, оплачивают труд водителя и санитара, доплачивают за  работу  медсестры.  Вы  тоже  можете  помочь Жанне  и её коллегам  продолжать своё дело. Для этого необходимо зайти  на сайт фонда «Близко к сердцу» www.hospice-angarsk.ru и оформить  пожертвование в разделе  «Хочу помочь». Сделать это можно буквально  за пару минут.

 

 

Яндекс.Метрика